Третьяковка в ударе: теперь там «Солнце в зените» Салахова

В историческом здании в Лаврушинском переулке открыли новую выставку вице-президента Российской академии художеств, народного художника СССР, уроженца Баку Таира Салахова.

Фото: Максим Кулачков, МТРК «Мир»
23 янв 22:49

Москва, 23 января. В Третьяковке не сидят без дела и за одной успешной выставкой открывают другую. На этот раз – в историческом здании в Лаврушинском переулке. Это первая персональная выставка Таира Салахова в стенах Третьяковки. Вице-президент Российской академии художеств, народный художник СССР, уроженец Баку, он считается одним из самых ярких представителей «сурового стиля» в живописи. Сейчас ему 87, и он все еще пропадает в мастерской. При этом произведения Салахова по-прежнему вписываются в конткест современного искусства и даже задают тренды. На открытии экспозиции побывала корреспондент «МИР 24» Елена Шарова.

«Солнце в зените» – так метафорично создатели выставки называют художника Таира Салахова. Это сходство они решили подчеркнуть и в экспозиции. Специально к ее открытию в зале Третьяковки построили специальные лучеобразные стены, которые, как лучи светила, отходят в разные концы зала. И на каждой из них – отражение очередной грани таланта Таира Салахова.

Есть ранние работы конца 1950-х, созданные в Баку, откуда Салахов родом. Строгие обветренные лица рыбаков и нефтянников – в том самом «суровом стиле», герои которого – простые трудяги. Но Салахов – «художник мира», его личные границы гораздо шире границ Советского Союза. Поэтому его герои словно сошли с черно-белых пленок Лукино Висконти и Жан-Люка Годара. А прямо напротив масштабных «суровых» полотен – тонкие гладиолусы на подоконнике. Он так чувствовал время. Начало шестидесятых: всем кажется – вот-вот откроются окна и можно будет увидеть даже Париж. Эта работа уже появилась после переезда в Москву.

«Салахов – художник не только сурового стиля, «суровый стиль» был определенным этапом. Потом наступает вторая половина 60-х: тревога, разочарование. И мы видим картину «Женщины Апшерона» 1967 года, которая в общем-то интуитивное предвосхищение трагедии 1968 года. Ввод Советских войск в Чехословакию в августе 68-го. Я очень хорошо помню, как услышала это по радио, еду автобусе и как страшно стало!» – заявляет директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова.

А самая трогательная часть выставки – в небольшом, камерном пространстве, здесь собраны портреты матери художника – Соны Салаховой. В 1937 году отца семейства расстреляли, и она одна воспитывала пятерых детей «врага народа». Таир Салахов пишет мать спиной – за несколько лет до смерти и на фоне агавы, где каждый лист символизирует детей и внуков Соны.

Таир Салахов не только художник, он – общественный деятель, политик. Он привозит в Советский Союз выставки звезд современного искусства: благодаря его влиянию в конце 70-х в Москве можно было посмотреть на поп-арт Джеймса Розенквиста и Энди Уорхола, а потом оценить ретроспективу Фрэнсиса Бэкона.

«Когда-то чуть-чуть приоткрылись двери, когда дело шло к завершению холодной войны, наступил период, когда мы должны были знать об этих художниках. Многие кумиры современного искусства, такие как Раушенберг, Розенквист – 40 нью-йоркских художников, в том числе Гаспер Джонс и Энди Уорхол, привезли свои работы в Москву. Мы старались нашу страну реформировать изнутри. Знаете, делать полезное дело, не отрицая своей родины», – поясняет народный художник СССР Таир Салахов.

На экспозиции можно проследить эволюцию взглядов Салахова. Уходит реализм, появляются метафоры. На картинах время застывает, как солнце в зените.

«В этом отношении «старая Апшеронская баня» – наверное, самое яркое произведение. Сама вот эта вот баня, которую даже трудно по началу принять за утилитарную постройку. Как мираж в пустыне, остов с осыпавшимися углами, куполами, которые скорее напоминают обсерваторию. И вот эти постоянно набегающие песчаные волны, которые готовы поглотить ее. Как раз это все укладывается в такой символический образ», – говорит куратор выставки Ольга Полянская.

Всего на выставке около 80 работ Салахова. Какие-то выставляют вместе впервые, как два портрета композитора Дмитрия Шостаковича – графический и живописный. Какие-то и вовсе впервые в Москве – например, «Ремонтники» из Азербайджанского национального музея искусств. Но кого бы ни писал Таир Салахов – безвестного нефтяника или маленькую дочку Айдан – тоже теперь знаменитую художницу и скульптора, = во всех своих героях ему важны детали, а не масштаб личности.



ДРУГИЕ НОВОСТИ КУЛЬТУРЫ